lady_gavrosh (lady_gavrosh) wrote,
lady_gavrosh
lady_gavrosh

Сеанс вуайеризма

Восхищаюсь вашей пунктуальностью, джентльмены. Рассаживайтесь, места хватит всем. Цилиндры, перчатки и гаджеты прошу сложить вот на этот столик. Бэрримор, будьте любезны задёрнуть шторы. Благодарю вас.
Не скрою, джентльмены – сюжет, который вам предстоит сейчас наблюдать на этом экране, несколько… хм… щекотлив и может вызвать вполне понятное смущение, ибо относится к наиболее, так сказать, мифологизированной сфере человеческой природы. Я не буду в претензии, если до начала фильма каждый из вас спросит себя: а так ли ему нужно знать столь интимные вещи? И если его внутреннее «я» скажет «нет», сей джентльмен вовремя покинет зал и тем самым, возможно, убережёт себя от душевной травмы.
…Итак, я вижу, все предпочли остаться. Предупреждая возможные вопросы, касающиеся технической стороны фильма, заверяю вас: кабели оптоволоконной связи, не толще человеческого волоса, и широкоугольные камеры размером с маковое зёрнышко дают возможность проникать в прежде недоступные нам глубины человеческого тела. На экран изображение выводится в объёмном виде, позволяя рассмотреть интересующий нас предмет со всех сторон. Также заверяю вас, джентльмены, что фильм создан на условиях строжайшей анонимности, и ничьему доброму имени не было нанесено ущерба.
Бэрримор, если вас не затруднит, налейте всем присутствующим бренди. И мне тоже. Нужно собраться с духом перед началом сеанса, после которого, смею предположить с высокой вероятностью, никто из нас не будет прежним.
Ну что ж; как говорят русские, «na pososhock»; и, как говорят те же русские, «poyekhali».
Сие тёмное и пока пустое пространство, которое мы с вами, джентльмены, сейчас лицезреем – это женская утроба. Не правда ли, мало похоже на ту живопись, которая покрывает стены общественных уборных в Итоне?.. Даю приближение. Вот это нечто, похожее на полупрозрачную каплю – суть яйцеклетка. Спелая, зрелая и находящаяся в нетерпеливом ожидании, кхм, кавалеров.
А вот и сами кавалеры. Торопятся, вертят хвостиками. Полностью соглашусь с вами, сэр: сия картина больше всего напоминает нерестовый ход лосося. От девяноста миллионов до полумиллиарда соискателей за один… э-э… залп. Разумеется, слабые экземпляры отсеиваются ещё на дальних подступах, а самые энергичные и проворные достигают заветного приза.
Но это, джентльмены, вовсе не значит, что они его получат. Принцип «кто быстрее добежал, того и штиблеты» в данном случае, увы, не работает. Всё гораздо интереснее и сложнее.
Даю ещё одно приближение. Как видите, наши соискатели окружили клетку со всех сторон и весьма настойчиво в неё стучатся. Но внешняя мембрана чрезвычайно прочна и упруга; даже чтобы пронзить её иглой шприца, требуется некоторое усилие. Что же нужно предпринять нашим пылающим страстью кавалерам, чтобы попасть внутрь?
Ответ, джентльмены, не слишком утешителен. НИЧЕГО. В данный момент от их усилий ничего не зависит. Вся эта, простите за выражение, собачья свадьба имеет только одну цель: предоставить нашей клетке-даме возможность выбора. Облепленная претендентами, она рассматривает их, так сказать, резюме – не поочерёдно, заметьте, а одновременно! – дабы впустить вовнутрь одного-единственного избранника.
Одного, джентльмены. Из десятков и сотен миллионов.
Мы не знаем – и вряд ли когда-нибудь узнаем, - по каким критериям происходит этот выбор. Для нашего восприятия то, что мы сейчас видим – не более чем атака клонов, между которыми нет никакой разницы. А для клетки, видимо, есть.
Заметно, что ажиотаж нарастает. Не правда ли, джентльмены, это уже больше походит не на нерест лосося, а на полчища мышей, облепивших огромную сырную голову?! Судя по движениям хвостов, мыши в ярости оттого, что им не удаётся отгрызть от этого сыра даже маленькую крошку…
По сравнению с окружающей суетой невозмутимость яйцеклетки поражает. Она явно не торопится с выбором, поэтому, джентльмены, я включаю ускоренную перемотку вплоть до… да, вот до этого момента… и даю максимальное приближение.
Вот он, избранник. Как видите, не самый сильный, не самый красивый, не самый проворный и искусный в ухаживаниях. Такой же, как миллионы его братьев-близнецов. С нашей точки зрения, ничем не выделяющийся. И тем не менее – смотрите, джентльмены! – именно напротив него мембрана начинает истончаться. Не потому, что она в этом месте изначально тоньше, чем в других; и не потому, что кавалер её, так сказать, «просверлил» своими усилиями. Сама клетка открывает форточку, в которую можно юркнуть.
Нет, «юркнуть» - этот вульгаризм здесь не подходит. Смотрите: избранника затягивает внутрь, точно пылесосом, он даже не успевает опомниться – и отверстие в мембране мгновенно зарастает. Остальным внутрь ходу нет, и судьба их, увы, печальна. Через некоторое время они обессилеют в тщетных атаках, увянут, потеряют хвостики и растворятся в окружающей среде.
Именно так, джентльмены. Природа столь же щедра, сколь и безжалостна.
Теперь смотрим на клетку изнутри; да, уровень нашей техники это позволяет. Первое, что происходит с избранником – он тоже теряет хвост, в точности как наши предки приматы, согласно учению сэра Чарльза Дарвина. Ему – не сэру Дарвину – больше нет надобности передвигаться своим ходом; его влечёт к клеточному ядру непреодолимая сила.
Клянусь, джентльмены, у меня скептический склад ума, но каждый раз, когда я наблюдаю митоз, репликацию, удвоение хромосом – по мне бегут мурашки размером с воробья, ибо я ощущаю себя свидетелем чуда. Да, чуда в самом прямом, религиозном его понимании. Прилепится муж к жене своей, и станут оба единой плотью.
Единой, джентльмены. Как видите, на экране уже нет ни женской, ни мужской клетки. Обе прекратили своё отдельное существование, став частью большего – будущего нового человека. Смотрите, как расходятся в противоположные стороны удвоенные наборы хромосом, как между ними растёт новая мембрана. Я опять включаю ускоренную перемотку: вот этих клеток уже четыре… восемь… шестнадцать… Poyekhali!
Конец фильма. Бэрримор, что с вами? Вытрите глаза и откройте шторы. Вы тоже потомок избранника. Как и я, как и любой из вас, джентльмены; как и любой из семи миллиардов ныне живущих и девяноста миллиардов уже почивших. Мы имеем возможность наслаждаться красотой сего мира только потому, что нас когда-то избрали на клеточном уровне. А неисчислимые мириады тех, кому не повезло, растворились в Несбывшемся.    
Tags: Моя графомания, размышлизмы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment