lady_gavrosh (lady_gavrosh) wrote,
lady_gavrosh
lady_gavrosh

Categories:

На подножном корму

В городе, да и вокруг, много чего вкусного растёт. Полным-полно рябины, декоративных яблочек величиной с вишню, аронии, шиповника, облепихи. На дачных массивах, окружающих город со всех сторон, из-за лености хозяев немалая часть урожая остаётся на ветках. Поэтому не только снегири со свиристелями радуются изобильной кормёжке, но и дрозды-рябинники, если год особенно удачный, на юг не улетают. Когда зоб туго набит, то и мороз в минус тридцать не страшен.
При этом птички ведут себя неаккуратно. Пока ягод на ветках полным-полно, привередничают, выбирают что повкуснее, многое роняется и бывает засыпано снегом. С точки зрения психологии это, конечно, понятно: какой дурак будет дорожить тем, что и так вокруг в изобилии и, можно сказать, само в клюв лезет?..
К концу зимы, когда рябина объедена начисто, пернатые банды начинают обносить яблони. Семечки в мёрзлой мякоти хоть и горьковаты на вкус, но тут уж не до жиру.
Когда заканчиваются и яблоки, приходит черёд ясеней. Гроздья серёжек, которыми с осени обвешаны кроны, бывают расклёваны в считанные дни и опять же большей частью просто обронены в снег. Казалось бы, что там съедобного в невесомой крылатке? а снегири не гири на таком корме всё-таки наедают себе хомячьи щёчки и пузцо.
Но к середине марта, когда снег уже облизан солнцем до блестящей корочки, на кронах остаются жалкие объедки. На рябинах - сморщенные, почерневшие от злости, что их не съели, ягодки-одиночки; вокруг яблоневых стволов - красновато-бурые хлопья расклёванного мусора; ясени при начале сокодвижения сами сбрасывают все оставшиеся семена. А желудок, особенно птичий, как известно, добра не помнит.
Поэтому пернатые стаи перестают смотреть на весь мир свысока и смиренно спускаются на грешную землю - шарить в собственных объедках, которыми так щедро разбрасывались в начале зимы. Вот и сейчас, уже не первый день, под ясенями у нас во дворе пасётся стая снегирей, голов в полсотни. Подбирают крылатки и жуют их в поисках уцелевшей съедобной сердцевины. Розовато-серые дамы и пунцовые кавалеры вызывают искреннее недоумение у воробьёв и голубей, пытающихся присоединиться к трапезе (ведь едят же! очевидно едят! значит, и нам может перепасть!), но не находящих для себя ничего. Потоптавшись вокруг, воришки и сизари перелетают на привычное место - канализационные люки, курящиеся тёплым паром, - и ждут, когда сердобольные пенсионерки вынесут привычную пайку: хлеб и пшено.
Снегири насмешливо посвистывают вслед и возвращаются к поискам подножного корма. На человека надейся, а сам не плошай.
Tags: фауна
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Мой пирожок

    пустите дуньку в гималаи в духовных поисках она а там в горах гуляет йети могуч вонюч и волосат

  • Мамины туфли

  • Мой пирожок

    паук под мухой на эстраде небрит лиричен одинок зажав сигару в хелицерах лабает нам осенний блюз

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment