lady_gavrosh (lady_gavrosh) wrote,
lady_gavrosh
lady_gavrosh

Блохастый Карлсон

Неделю назад, вернувшись из театра, я услышала из тёмной спальни странные звуки. Как будто кто-то пилил дрожащим смычком одну струну на контрабасе, то и дело прерываясь, чтобы глотнуть бренди собраться с силами. Поскольку из струнных у нас ничего крупнее гитары сроду не водилось, я заранее замахнулась театральной программкой – отшлёпать наглеца, кем бы он ни был, – и ткнула в выключатель.
Незваный музыкант обнаружился сидящим на жалюзине. У него был пушистый белый зад, жилетка цвета ржавчины и гусарские усы. Моему появлению он несказанно обрадовался:
- Ж-жженщина! Ж-жживая! Жж-жжелаю жж-зздравствовать!
- Как ты сюда попал? – спросила я, зная, что окна с зимы ещё не распечатывали, а каминной трубы у нас нет (что каждый раз очень огорчает Санта-Клауса).
Гость отмахнулся задней лапой:
- Неважж-жно. Я луч-жжий в мире ж-жмель, меня надо ублажж-жать, обожж-жать и поддержж-живать жж-жиззненные силы. Короче: жж-жрать жж-желаю!
При других обстоятельствах эта наглая реинкарнация Карлсона тут же была бы отправлена в ночь за окно. Но за окном густыми роями летали и корчили рожи белые мухи, и выдавать гостя им на растерзание было бы отягощением кармы. Поэтому пришлось взять пивной бокал и использовать его не по назначению.
Оказавшись на подоконнике под стеклянным колпаком, шмель ещё некоторое время возмущался и, судя по мимике и жестам, грозился зажж-жалить меня насмерть. Но стенки бокала, к счастью, не пропускали никаких звуков. В конце концов босикомое вспомнило, что утро вечера мудренее, и угомонилось.
Наутро погода была такой же мерзопакостной, хоть и без метели. Пришлось открыть банку сладкого компота из яблок и чёрной рябины, и пока шмель его самозабвенно лакал (а шмели, чтоб вы знали, именно лакают), я обратила внимание на какую-то неопознанную фауну, шустро ползающую изнутри по стенкам бокала. Отбросив первую мысль о наплодившихся за ночь шмелятах, я вооружилась лупой с дарственной надписью Шерлока Холмса и устремила взор свой в глубины…
- Ах ты ж перхоть ползучая!!!
Ну, перхоть не перхоть, а клещей на стенках было в ассортименте. Откормленных и бодрых. Мало того: направив лупу на шмеля, я поняла, что «бархатная жилетка» на его спине была ничем иным, как целой колонией паразитов. Сволочи, присосавшись насмерть, крепко держались между собой за руки и представляли сплошной монолит.
Всемирная Сеть по запросу «клещи на шмелях» выдала тьму малоаппетитных картинок и информацию, что избыток паразитов может высосать беднягу-шмеля насухо, а потом разбежаться с бездыханной тушки в поисках нового кормильца. Не то чтобы я боялась сама стать этим кормильцем, но вот паразитов я не люблю очень сильно. Как класс. Поэтому, пошарив среди доступного инструментария, нашла пинцет и маникюрные ножницы – и приступила к делу…
Видел бы кто этот процесс со стороны! У человека на компе висит неоконченная статья, по телефону названивает главред и напоминает о дедлайне, а человек, вместо чтоб поесть помыться заняться делом, самозабвенно ловит блох! И даже не в корректорском смысле!.. Скажете, не шиза?
Половину фауны, используя фактор внезапности, удалось стряхнуть разом. Потом началась погоня. (Вы не представляете, сколько прыти и изворотливости может проявить паразит, когда у него начинают отбирать кормовую базу!) С криками «Братаны, шухер!!» клещи шмыгали во все стороны, укрываясь у шмеля под крыльями, под подбородком и во всяких других, как реклама говорит, «труднодоступных местах».
Всё осложнялось тем, что сам шмель помогать мне вовсе не желал. Крепко брать его пинцетом я не могла, опасаясь покалечить, а из слабого захвата он выворачивался так ловко, словно всю жизнь занимался восточными единоборствами. Кусал пинцет, брыкался ногами и басом кричал:
- Не трож-жь! Это моя жж-живность, я ею дорож-жу!..
Когда мы оба уже были в мыле, я прекратила экзекуцию (хотя до победы над клещами было ещё далеко) и пошла делать себе кофе, а всклокоченный шмель, по-мушиному почистив лапы, отправился долизывать остатки компота.
Во вторник и среду история повторялась по несколько раз на дню.
Шмель заметно повеселел. Каждое утро он принимал лёгкий душ из пульверизатора, объедался компотами, вареньями и соком из замороженной клубники, регулярно был выпускаем на прогулку (не дальше оконного стекла, само собой). Клещей с каждой облавой становилось всё меньше. Отродясь ему так карта не пёрла.
Пруха закончилась в четверг, когда был пойман последний клещ, а солнышко наконец-то вылезло и пригрело. Тогда пивной бокал был торжественно поднят, оконная створка открыта, и шмелюга, торжествующе распевая басовую оперную арию, взмыл в голубую высь и боком, как грузовой вертолёт, умчался прочь.
Будь я фрёкен Бок, я бы прослезилась от умиления, махнула вслед платочком и сказала: «Он улетел, но обещал вернуться. Милый! Милый…» Но, увы, романтика спасовала перед необходимостью отмывать загвазданный бокал и оттирать подоконник, усеянный разноцветными сладкими каплями и клещиными трупами…
Сейчас смотрю на пустую трёхлитровую банку из-под черноплодного компота, пустую банку из-под яблочного варенья, три пищевых контейнера из-под мороженой клубники (пустых) и гадаю: КАК их содержимое могло поместиться в утробе одного блохастого шмеля?..
Tags: фауна
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments