lady_gavrosh (lady_gavrosh) wrote,
lady_gavrosh
lady_gavrosh

Categories:

Охота на циклопов

В первый день июня у нас зима, ударив руками об полы, вскричала: «Охти мне, старой, совсем запамятовала!» - и кинулась напоследок выбивать небесные перины. Градусник съёжился до нуля; дачный народ спрятал купальники, надел стёганые куртки и начал закрывать рассаду старыми пододеяльниками и прочим тряпьём. Высунувшуюся было картошку затолкали обратно в землю и приказали сидеть тихо.
После этого оставалось только сидеть в доме безвылазно, подбрасывать в печку дровишки да наводить ревизию в завалах старых журналов.
Ревизия оказалась с сюрпризом. Обнаружилось несколько книг, считавшихся утерянными, и в их числе – библиографическая редкость: труд академика Ивана Правдина «Рассказ о жизни рыб». С изломанной от старости обложкой, многочисленными  иллюстрациями и моими собственноручными маргиналиями в виде детских «каля-маля» на полях (а иногда и поверх текста).
Знай я тогда, какую роль эта книжка в моей жизни сыграет, я бы обращалась с ней более почтительно. Но что взять с мелкого, неграмотного и невежественного ребёнка?
Когда малевать на страницах и пробовать их на разрыв надоедало, я ходила за бабушкой хвостом, требуя знаний: «А это какая рыба? А это какая рыба?..» Бабушка, замороченная домашним хозяйством, вначале терпеливо отвечала, а потом решила, что проще меня раз и навсегда обучить грамоте.
Покойный академик-ихтиолог и не подозревал, что на самом деле писал не научно-популярную книжку, а букварь для меня.
Но это так, присказка.
                                                               *         *         *
Мой отец – Рыба не только по гороскопу, но и по хобби. Он выписывал альманах «Рыболов-спортсмен», труд Леонида Сабанеева толщиной в хороший кирпич был его настольной книгой, а в чулане рос целый бамбуковый лес всевозможных удочек.
Вечерами папа колдовал над блёснами, крючками, поплавками и над изготовлением привады из всяких алхимических ингредиентов – рыба должна была, едва почуяв её запах, потерять волю и полезть из воды, как ярая фанатка на сцену к кумиру. Бабушка ворчала, что манка, из которой надо варить кашу для ребёнка (меня то есть), опять вся ушла на приваду, и где ж её в бiсова батька напасёшься?!.. Папа отмалчивался и ждал субботы и воскресенья – «рыбных дней» с вылазками к ближним и дальним водоёмам. Если не за чехонью на Каму, то за лещами-окунями на городской пруд.
Обычно добытчик пустым не возвращался, и тогда на ужин у нас была целая сковорода хрустящей жарёхи. (Ну и вяленая чехонь – к пиву.) Многочисленные кошки соседки тёти Нины до отвала объедались рыбьими головами и от избытка фосфора в рационе начинали светиться по ночам.
Потом отцу этого показалось мало. Рыба должна приносить не только гастрономическое, но и эстетическое удовольствие. Так в доме появились аквариумы.
Конечно, нам было далеко в этом увлечении до отца моего одноклассника (Игорь, привет!), который поставил дело на широкую ногу и отвёл под аквариумные стеллажи целую комнату в малогабаритной хрущёвке. Мы ограничились всего двумя-тремя домашними водоёмами, литров по десять каждый.
Папа извёл все запасы моего пластилина, промазывая в аквариумах стыки между каркасом и стеклом. В ванной теперь постоянно паслись эмалированные бидоны, в которых отстаивалась водопроводная вода. Из резиновых и стеклянных трубок было собрано хитрое приспособление для очистки аквариумного грунта от донной грязи. Включив режим «очумелые ручки», пожертвовав лезвием «Нева» и провоняв палёным плексигласом всю кухню, папа изваял скребок на длинной пластмассовой рукоятке – отскабливать зелёный налёт одноклеточных водорослей от стенок, ибо красные аквариумные улитки с этой задачей не справлялись. Портативный компрессор урчал почти круглосуточно, по очереди обеспечивая наши подводные миры шампанскими пузырьками аэрации.
Начали мы с чего попроще – красных меченосцев и плащеносных гуппи. Со временем к этой компании добавились суматранские барбусы, похожие на хоккейных судей суматошные данио, величавые жемчужные гурами и красавцы макроподы. Была даже попытка разводить бойцовых рыбок-петушков, но у этих психопатов на уме оказались одни только драки. Они моментально устроили тотальный террор против всех соседей по аквариуму, и их пришлось отправить на сковородку вернуть прежнему хозяину от греха подальше.
Но даже и это – ещё только присказка…
                                                              *         *         *
Всю эту фауну надо было кормить. Не дождевыми червями, не кухонными тараканами, наловленными под плинтусом, и даже не привадой из манки. Экзотические рыбки – мамзели деликатные, что ни попадя жрать не будут. На Сенной рынок за мотылем и прочими деликатесами не наездишься, да и опять же брешь в семейном бюджете; аквариумистика, знаете ли – хобби не очень дешёвое.
Поэтому обеспечение нашей рыбофермы кормом мы взяли в свои руки.
Для начала надо было решить вопрос с детским питанием. Макроподы у нас от нечего делать постоянно размножались – строили свои пенные гнёзда и метали икру; вот только из каждого вылупа выживало в лучшем случае два-три малька. Отец Игоря посоветовал нам кормить малышню нимфозориями – ну, теми самыми, которые в туфельках. А разводить нимфозорий лучше всего на банановых корках…
Легко сказать. Бананов в свободной продаже тогда ещё не было. Вернее, были, но не ближе Москвы. Отцу пришлось подключить коллегу, ездившего в столичные командировки, и тот тайными контрабандными тропами, пули свистели над головами, привёз 1 (одну) почерневшую шкурку. (Без банана внутри.)  Шкурку поместили в банку, залили болотной водой, и спустя несколько дней вокруг неё уже весело вилась «живая пыль». Падёж мальков, врать не буду, свести к нулю не удалось, но выживших стало больше.
Другой источник корма мы нашли, можно сказать, через дорогу. В лесу, примерно в километре от нашей городской окраины, притаилась небольшая свиноферма, а при ней – запруженный ручей. Пацаны катались по нему на плотах, а рыбачить и купаться не имело смысла, ибо в прудике водились только лягушки, пиявки – и мотыль. Проворные червячки, точно составленные из гранёных рубиновых звеньев, лихо мотыляли в илистой воде, и тут надо было только не зевать, подхватывая их сачком. От фермы несло миазмами, но ради добычи можно было и потерпеть.
Потом мы обычно спускались с плотины и шли вниз по ручью, продираясь сквозь заросли дикой валерьяны и внимательно осматривая песчаное дно. На утоплых деревяшках там и здесь извивались красновато-бурые клубочки «живого волоса» - трубочника. Ага, попался! В бидон его!..
Дома наши рыбёшки из-за клубков трубочника устраивали настоящие потасовки; видимо, с их точки зрения это был деликатес.
Но самая страда по заготовке аквариумного корма начиналась в апреле…
                                                               *         *         *
К середине весны южный ветер начинал беспощадно настёгивать линяющие тучи, и те, поджав зады и роняя клочки спутанной шерсти, бежали к Ледовитому океану. Сугробы, шипя и огрызаясь, накидывали на себя маскировочную сетку из хвои и всякого мусора и сползались в овраги, куда солнце ещё не доставало. Кто не успел – растекался, заполняя собой бесчисленные бочажины.
В бочажинах немедленно и словно бы сама собой заводилась живность. Гирлянды лягушачьей икры, впрочем, нас не интересовали; запасшись баночками и сачком из чулка на проволочной ручке, мы с папой, как два Дуремара, шлёпали по воде и высматривали добычу.
Там, где солнечные лучи проникали до самого дна, видно было, как в столбах света кишат мелкие рачки и личинки. Это был просто фестиваль планктона: вальяжно проплывали пузатые дафнии, короткими прыжками перемещались циклопы, смахивающие на хозяек с двумя авоськами, туда-сюда металось ещё что-то блохообразное. Отлитые из прозрачного стекла личинки коретры плавали, то и дело брезгливо передёргиваясь из головы в хвост, точно аристократки, попавшие в окружение гопников.
Сачок черпал всех, не различая сословий и имущественного ценза. Позже планктон бывал частью скормлен в свежем виде, а частью высушен на разложенных газетах. Китайцы этот иззелена-серый порошок сочли бы за отличную приправу к рыбе, но наши рыбки были другого мнения. Запасы сухого корма зимой поглощались ими влёт, только успевай подсыпать!..
А пока мы шуруем сачком по лужам, на окрестных пнях копошатся целые батальоны клопов-солдатиков в красно-чёрных мундирах. Поднимая слой слежавшейся листвы, наружу лезут сморчки, похожие на мозги инопланетян. Со щепки, вставленной в маленькую ранку на берёзовом стволе, в баночку быстро-быстро тюкают хрустальные капли – а что проливается мимо и не достаётся муравьям, быстро густеет в розовую, тёмно-розовую и багровую пену.
В эти несколько дней апреля ощущение в лесу такое… ну, как вдохнуть полную грудь воздуха и замереть, надув щёки и зажав нос. Какой-то набирающий силу звон на пределе слышимости, дрожь земли от растущей внутри неё чудовищной силы («мокрым гулом, тьмой стафилококков…»). И вот однажды становится невмоготу терпеть, и земля выдыхает: ПФУФФ!!! – наружу, вверх медуницами, ветреницами, калужницами, гусиным луком, берёзовыми серёжками, зелёным дымом и шумом!
А бочажины со всей их фауной исчезают до следующей весны, как и не было...
                                                               *         *         *
P.S. Сейчас на месте леса, где мы с папой охотились на циклопов, выстроен новый городской квартал. Да и нынешним аквариумистам вряд ли есть необходимость шлёпать с сачками по лужам: в зоомагазинах можно купить любой корм, грунт, водоросли, живность, оборудование – и не заморачиваться.
Но такой интересной жизни, как у нас, у них уже не будет.
Tags: детство золотое, ностальгия, фауна
Subscribe

  • Волшебный пендель с предвыборной спецификой

    Несколько дней назад на "Евроньюсе" мелькнул просто очаровательный сюжет, настоящее know-how, как можно заставить пошевелиться наших…

  • Стреха

    (На всякий случай повторяю запись трёхлетней давности.) Бурёнка перезимовала впроголодь, под свалявшейся шерстью торчали рёбра. Фома покачал головой…

  • Унесённые крыши, летающие рулоны

    Если нет никакого форс-мажора, то утро у меня всегда начинается одинаково: кофе, физзарядка, "Евроньюс". Привычка у меня такая: махать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment