lady_gavrosh (lady_gavrosh) wrote,
lady_gavrosh
lady_gavrosh

Categories:

"Король-лирник". Акт первый, продолжение 5

Король (опуская голову, глухо):
Оставь надежду пред вратами ада…
Негодная старуха, прочь поди
Со всеми предсказаньями своими,
Безжалостными, точно коновал!
В душе моей безумная надежда
Сидела крепче ржавого гвоздя –
И что на месте том теперь осталось?
Дыра сквозная, ветер ледяной,
Что выпивает всё тепло из сердца…
Гордия (в сторону):
Оно там было хоть когда-нибудь?
Сивилла:
Да, ты пройдёшь сквозь ад и всё утратишь,
И станешь тем, кем никогда ты не был, –
Но ты умрёшь на любящих руках.
Тебя оплачут искренне и горько;
Чего же больше смертному желать?
Будь он король или последний нищий –
Нагими мы выходим из утробы,
Нагими предстаём перед богами.
Ни полководец все свои победы,
Ни ростовщик все сундуки свои
К Харону в лодку не возьмёт; довольно
И одного гроша за перевоз
В тот тёмный край, откуда нет возврата.
Так что же остаётся на земле?
Лишь росчерки, что мы на чьих-то душах
Невольно или вольно оставляем;
Лишь волны на потоках чьих-то судеб;
Лишь память – тихо мерцающий свет
Для тех, кому назад дороги нет…
Король (бьёт кулаком по подлокотнику):
Довольно, ведьма! Слушать бабьи сказки
Мне недосуг! Вот воля короля:
Вам, дочери строптивые мои,
Я сам достойных женихов назначу,
А будете упорствовать, как прежде –
Наденете монашеский чепец!!
Иппокрита начинает рыдать громче прежнего.
Разжалобить меня и не пытайтесь!
Ты, Титус, два письма сейчас напишешь –
Вот этому курфюрсту и дофину:
Что мы готовы с ними породниться,
Что мы на их условия согласны,
Что начали готовиться к венчанью.
Приложишь королевскую печать,
Я подпишу – и завтра чтоб с зарёю
Отправились гонцы во весь опор!
А мы пока, ответов дожидаясь,
Охотою немного развлечёмся.
Пусть приготовят всё, что нужно в поле:
Коней проверят, своры соберут.
Как только повернёт луна на убыль,
Я выеду, как раньше выезжал.
Не медли! Слово короля – закон!
(Брутусу)
И выведи всех баб отсюда вон!!
Титус и Шут вместе разворачивают трон спиной к залу, забирают портреты и скрываются за кулисами, остальные выходят к рампе. Слёзы Иппокриты высыхают, как по волшебству; видно, что она что-то прикидывает в уме.
Гордия:
Давно я не видала, чтоб отец
Так вышел из себя. Не надо было
Его жестоким предсказаньем ранить.
Боюсь я, что к безумию он близок…
Сивилла:
Ты тоже ранена его словами,
Уязвлена его пренебреженьем,
Однако не показываешь виду.
О, люди гордые несут на сердце
Невидимую миру роспись шрамов;
И, если бы извлечь её наружу,
Какая бы там горестная повесть
Открылась небу! Но они молчат,
И лишь подушка знает слёзы гордых…
Прости отца: свою он носит боль,
Как будто застарелую мозоль.
Гордия:
Так пусть цирюльник в кипятке распарит
И вырежет её в конце концов!..
Так продолжаться долее не может!
Эй, Брутус! Шпагу мне мою отдай!
(Забирая оружие, тихо):
В полночный час, при смене караула,
В заброшенной восточной галерее…
Быстро уходит.
Иппокрита (Сивилле):
Ступай на кухню, силы подкрепи,
А после приходи ко мне в покои
И погадаешь фрейлинам моим.
У нас так мало развлечений здесь,
Что и пророчества цыганки старой
Сгодятся, чтоб развеяться немного.
Сивилла:
Принцесса, как прикажешь. Послужу,
Чем можно быть полезной, напоследок…
Со своим коробом ковыляет к кулисе.
Иппокрита (проходя в противоположную кулису мимо Брутуса, тихо):
В три пополуночи, за круглой башней,
Где голубятня старая была…
Когда обе скрываются, Брутус срывает с себя шлем, подбрасывает, ловит и выкидывает несколько ликующих коленец. Танцующим шагом уходит со сцены.

Перемена декораций. Охотничий лагерь в лесу, королевский шатёр. На авансцену верхом на посохе с бубенцами выскакивает Шут с охотничьим рожком в руке. Останавливается и дует в рожок.
Шут:
Уж десять дней прошло без происшествий!
Галопом скачет за кулисы. Из шатра выходит Титус и озирается.
Титус:
Кто здесь козлиным голосом вопил?!
Король после обеда почивает
И беспокоить не велел себя!
Появляется Гордия в охотничьем костюме.
Гордия:
Любезный Титус, как твои дела?
Ведёшь ли ты подсчёт добытых вепрей,
Костяшки на абакусе гоняя,
Иль просто так скучаешь у шатров?
Титус:
Принцесса, вас как будто подменили!
Походка стала плавною, плывущей,
Глаза сияют, на лице румянец,
А ведь всего тому неделю вы
Не выходили из своих покоев.
Прошло, надеюсь, нездоровье ваше?
Гордия:
О Титус, я весь мир обнять готова!
Как будто солнце новое взошло,
Как будто вся земля в цветах душистых,
Как будто тёплый ветер с моря веет,
На осень несмотря…
Титус:
Да, юным девам
Всегда приятна мысль о скорой свадьбе.
Гордия:
Смеёшься ты?! Я этого дофина,
Коль вправду с ним дойдёт до алтаря,
На брачном ложе поясом невесты
Собственноручно насмерть удавлю
И в платье свадебном пойду за гробом!..
О, если бы в пути письмо пропало!
Титус:
Простите, но на свой и страх и риск
Послания я эти не отправил.
Дня через два иль три король остынет
И пожалеет о своём решеньи,
А с полпути гонца не возвратишь.
Гордия (бросается Титусу на шею и целует в обе щеки):
О Титус, как тебе я благодарна!
Ты самый лучший мавр на белом свете!
Титус (аккуратно отцепляет от себя Гордию, косясь в зал):
Принцесса, я безмерно рад служить,
Но только будьте сдержаннее в чувствах:
Здесь лишние глаза и уши есть,
И, без сомнения, они сейчас
Неверно истолкуют вашу пылкость…
Входит Брутус в щегольском охотничьем костюме с кружевными манжетами, шляпе с пером; у пояса висит кинжал в модных сетчатых ножнах, сквозь которые видно лезвие. Гордия, вспыхнув, отступает на пару шагов.
Брутус:
Печати государственной хранитель
Постыдно прохлаждается без дела?
Когда король изволит пробудиться,
Скажи ему, что старший по охоте
Давно собрал загонщиков и ждёт.
Собачьи своры рвутся с поводков,
Учуяв след матёрого оленя,
И конь уже резвейший под седлом
Копытом в нетерпеньи землю роет.
За королём лишь только дело стало!
Титус, сдержанно кивнув, скрывается в шатре. Гордия тут же порывисто делает шаг навстречу Брутусу.
Гордия:
Как нам сейчас не броситься в объятья?
Как нам себя не выдать злой молве?
Где нам с тобой найти уединенье?
Брутус:
Зачем ты здесь? Король ещё разгневан.
Не попадайся на глаза ему!
Гордия:
О, выше сил моих – сидеть и ждать
Неведомо чего в постылом замке!
Тебя не видеть – день прошёл впустую,
С тобой не быть – впустую ночь прошла!
Брутус:
Потише; ты погибели нам хочешь?!
Я сам уже бешусь от нетерпенья,
Но случая не выпало покуда:
При короле всё время кто-то есть!
Гордия:
О да, ведь ты его телохранитель.
Будь бдителен: отец мой иногда
Себя в азарте скачки забывает,
А годы у него уже не те.
Охота ведь – опасная забава:
Не помню я, чтоб выезд хоть однажды
Без ран иль переломов обошёлся…
Брутус:
Довольно намекать; тебя я понял.
Всё нужное давно уже готово,
И, коль Фортуна будет благосклонна,
Я с доброй вестью к вечеру вернусь!
Ступай и жди.
Гордия:
Я с вами поскачу –
Поодаль, чтоб отец меня не видел…
Брутус (досадливо):
Как знаешь.
Украдкой изобразив воздушный поцелуй, Гордия убегает.
Спорить с ней – себе дороже!
Упряма, словно сорок тысяч мулов!
Когда достанется она в супруги
Злосчастному бретонскому дофину –
Беднягу можно только пожалеть!
Tags: Моя графомания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments