lady_gavrosh (lady_gavrosh) wrote,
lady_gavrosh
lady_gavrosh

Category:

"Король-лирник". Акт первый, продолжение 7

Вся сцена погружается в темноту, кроме одного кинжального луча, падающего на левую фигуру. Та сбрасывает капюшон и плащ. Это Гордия в длинной, до пят, белой сорочке и с распущенными волосами.
Гордия (сомнамбулически):
Зачем паденьем это называют?
Я словно среди звёзд сейчас летала,
Как будто пара крыльев соколиных
Меня носила под небесным сводом,
И ангелы бросались врассыпную…
Брутус (отвечает из темноты):
Любимая, я тоже звёзды видел…
О, как ты ослепительно прекрасна!
Как твой изящный стан подобен пальме,
Увитой виноградною лозою!
Зачем же ты такую красоту
Скрывала под мужской одеждой грубой,
Когда тебе шелка носить пристало?
Гордия:
Я расскажу тебе, не смейся только.
Когда узнал король о смерти сына,
Все опасались за его рассудок.
Часами он на берегу стоял
И Габриэля звал сквозь шум прибоя;
Порою в воду заходил по пояс
И волны яростно рубил мечом,
Пока совсем из сил не выбивался.
Тогда решила я, что заменю
Отцу его ужасную потерю.
Я куклы все запрятала в сундук,
Я отказалась от девичьих платьев,
Забыла об иголках и напёрстках,
Но научилась шпагою владеть,
Метать ножи без промаха; в седле
Держаться, словно там и родилась.
Пыталась я быть грубой, как мальчишка,
И драться, и дерзить, и боль терпеть
Без слёз и криков, как мужчинам дóлжно, –
И всё ждала, что мой отец заметит,
Что я ничем не хуже Габриэля,
И я люблю его ничуть не меньше,
И я наследницей достойна быть!
А он – ты слышал, что сказал сегодня?
Что я – никто, что я – сосуд пустой!..
Брутус (из темноты):
Его слова несправедливы были.
Ты если и сосуд, то драгоценный;
И будь я даже Ланцелотом, я бы
Иной священной чаши не искал!..
Король тебя желает обуздать,
Не понимая, с кем имеет дело.
А ты, его на троне заменив,
Могла бы стать великой королевой,
Чьё имя просияло бы в веках!..
Гордия:
В тот миг, когда я протыкаю шпагой
Набитого соломою болвана,
Я пред собой отца воображаю –
Его броню, в которой сам себя он
Пятнадцать лет назад замуровал,
Чтоб в одиночку горем упиваться.
И в то же время я страшусь увидеть,
Броню в осколки мелкие разбив,
Что ничего живого не осталось
В душе отца – одна труха и прах…
Быть может, милосердней для него
Позволить с сыном воссоединиться?
Что думаешь, мой Брутус, мой герой?
Брутус (из темноты):
Возлюбленная, хватит и намёка.
Твоё желанье для меня – закон.
Любые подвиги свершу; любые
Дары преподнесу; огонь пройду
Без трепета – что мне любое пламя
Пред тем, что ныне у меня в груди?!
Никто для счастья нашего препоной
Не станет, без короны иль с короной!..
Луч, направленный на Гордию, гаснет. Свет перемещается на Короля и Брутуса.
Как ни старалась стать она мальчишкой,
Но Евину природу не обманешь.
Как хорошо, что первым я успел
Объездить эту славную кобылку…
Король молча пытается схватить Брутуса за горло; тот легко отбрасывает его на землю.
Ты немощен, старик, и безоружен,
А я силён и молод. Помни это
И смирно слушай продолженье сказки.
Оно ещё забавней, чем начало.
Свет снова меркнет, кроме одного кинжального луча на правой фигуре. Та сбрасывает плащ таким же движением, как Гордия. Иппокрита тоже в неглиже, даже слегка порванном, и со всклокоченной причёской. Вид у принцессы самый томный.
Иппокрита:
О, сладкая игра!.. Теперь, мой Брутус,
Мы оба одинаково преступны;
Как два разбойника с большой дороги,
Повязаны мы кровью навсегда.
Мы оба нынче в бездну погрузились,
Но я не сожалею ни о чём.
Я поняла, как тесно было мне
В том коконе из девичьих приличий,
Который намотали вкруг меня
Все нянюшки, и фрейлины, и тётки…
О, как преступницею сладко быть,
Когда запреты сброшены на землю,
Как кожа у линяющей змеи!
Какая незнакомая свобода!
Я чувствую: сейчас из плеч моих
Пробьются перепончатые крылья,
И мы с тобой, как два нетопыря,
Летать над миром будем тёмной ночью…
Как ужас жертвы голову кружит!
Как запах крови манит и пьянит!
Брутус (из темноты):
Кого же повелишь назначить жертвой?
Приказывай; я с радостью исполню.
Желаешь глупую свою сестру
С высокой башни замка сбросить наземь?
«Ах, ах! нога случайно подвернулась!» –
И наша Артемида под стеной
Уж, бедная, воронам пиром служит…
Иппокрита:
Подумай прежде, как нам сковырнуть
Пенёк трухлявый, что засел на троне
Так, словно корни запустил туда,
И не даёт расти побегам новым.
Он славно пожил – знать пора и честь.
Теперь у нас с тобой и средство есть…
Брутус (из темноты):
Оно, увы, не действует мгновенно.
Прибереги его; не нужно риска.
Я помню все привычки короля,
Распоряжаюсь стражею дворцовой
И знаю, где лазейки есть в охране…
Иппокрита:
Я слышу в голосе твоём сомненье?
Брутус (из темноты):
О да, я мог бы без труда нанять
Безденежного тайного убийцу
И тёмными ходами провести
К опочивальне короля… но нет.
Что знают трое, всем известно станет!
Мы не должны попасть под подозренье –
Без лишних рук и глаз я обойдусь.
Представь себе, что мы с охоты вдруг
Вернёмся, короля недосчитавшись,
А он средь чащи, сброшенный конём,
Останется со сломанною шеей?..
Иппокрита:
Нет, это будет слишком милосердно.
Будь я мужчиной, он бы у меня
Сто раз успел взмолиться о пощаде,
Вопя и корчась от телесных мук.
Но я тебе доверю это дело.
Не подведёшь?
Брутус (из темноты):
Вернусь и расскажу,
Как умирал король, в грязи валяясь.
Твоя сестра, сама того не зная,
Мне верное решенье подсказала –
О принце, что в дерюгу облачён
И облика венчанного лишился…
Иппокрита:
Что ты задумал?
Брутус (из темноты):
Скоро, обещаю,
Корона будет на твоём челе –
На дни пошёл отсчёт, а ты пока
Примерь заране траурный наряд:
Ты будешь в нём прекрасна, как богиня!
Иппокрита:
О, как рыдать я буду напоказ
Для глупых соболезнующих глаз!..
Tags: Моя графомания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments