lady_gavrosh (lady_gavrosh) wrote,
lady_gavrosh
lady_gavrosh

Categories:

"Король-лирник". Акт второй, продолжение 2

Борей:
А знаете, порою говорят,
Когда богов терпенье на исходе,
Тогда они на смертных насылают
Грозу, и бурю, и сильнейший ливень –
Чтоб перед мощью грозною стихии
Дрожали мы в ничтожестве своём.
Такой свирепой, долгой непогоды
Здесь не припомнят даже старики.
Семь дней подряд так буря бушевала,
Как будто небо гневалось на землю
За злодеянья жителей её.
Урсула (покосившись на Адаманту):
Да, кое-кто здесь много нагрешил.
Адаманта (встаёт буквой «Ф»):
Ты на кого, подруга, намекнула?!
Сама за неименьем кавалеров
В пьянчужку ты вцепилась, словно клещ –
Хлопочешь, ублажаешь, отмываешь;
Последние гроши готова тратить
На прихоти ничтожные его…
Плюш флегматично отпивает из фляжки.
А если кто за мной приволокнётся
Из знатных, состоятельных красавцев –
Всегда свой лик морщинистый кривишь,
Как будто бы отведала лимона!
Урсула (хватаясь за щёки):
Ты где это морщины увидала?!
Да я ещё Джульетту бы сыграла!
Адаманта:
Кормилицу, и то при тусклом свете.
Смирись, подруга; время утекло.
Теперь тебе играть одних дуэний,
А красота навек ушла к другим.
Завидуй мне теперь, скрипя зубами…
Урсула:
Добро, красавица. Когда опять
В слезах ты прибежишь ко мне за зельем –
Получишь разве что сушёных фиг!
Да и сама подобна фиге станешь;
Как с крылышек пыльца у мотылька,
Осыплется краса твоя, и скоро.
Как вытравишь плодов ещё с десяток –
Кого покажет зеркало тебе?
Адаманта (делает пальцами «козьи рога», плюёт через плечо):
Да чтоб распух болтливый твой язык!
Сама подумай: что за прима с брюхом?!
Как славу и пелёнки совместить?!
Урсула:
Никак; и потому венок из лавров,
Которым дож тебя вознаградил,
Ты ощипала начисто и быстро,
Отвар готовя, коим по утрам
Натруженное место орошала…
Адаманта:
Смотрите на неё! Нашлась святоша!
Коль боги одарили красотой,
Так отчего бы не повеселиться
С приятным, ловким, щедрым кавалером,
Пока я молода и кровь горит?!
Урсула:
Меня водила бабка в богадельню,
Где бывшие красавицы вкушали
Последствия такой весёлой жизни,
Проваленными хлюпая носами;
С тех пор меня не манит их судьба.
Адаманта:
Зато им есть что вспомнить; а тебе?!!
Я, может быть, и мартовская кошка,
Зато повеселилась от души –
И мне плевать, что думают ханжи!
Кармелот:
Эй, дамы! Может, полно воевать?
А то белил и пудры вам не хватит –
Царапины замазывать свои!
Однажды, помню, чёрных синяков
Друг дружке ухитрились вы наставить
Как раз пред выступлением; в тот вечер
Имел спектакль особенный успех,
Но повторять его бы не хотелось…
Дамы ещё несколько секунд стоят, испепеляя друг друга взглядами, затем одновременно отворачиваются: Урсула – к котелку, Адаманта достаёт зеркальце.
…Что ж, вот и мы дошли до края света,
Обменивая зрелища на хлеб
С успехом, мягко скажем, переменным.
Куда теперь? В Лондиниум обратно,
Где долговая ждёт меня тюрьма,
А вам придётся до седых волос
Топтать подмостки жалких балаганов?
Борей:
Ты говорил мне как-то, что мечтаешь
О собственном театре, чтобы в нём
Сатирой смелой бичевать пороки,
Под шкуру власть имущим запускать
Шипы насмешек, стрелы обличений,
Чтоб каждый в этом зеркале искусства
Себя, стыдясь, порою узнавал…
Кармелот:
Я спьяну бы ещё не то сказал.
Живёт сатира со времён Эзопа,
А то и раньше; а пороков в мире
Не убывает – знать, не то лекарство
Избрали для лечения врачи.
А обличать властителей бесстыдство?
Пророком быть в отечестве любезном?
Ну, разве что на плаху торопясь.
Вон Иоанн стыдил Иродиаду –
И чем закончил? Голову его
На дорогом серебряном подносе
Сервировал палач к трапéзе царской…
Плюш (трясёт фляжку возле уха, потом отпивает):
Пороков больше, а пророков меньше.
Пророков рокот слушая, пороки
Порога не преступят, ибо Рок
Порой страшит их пуще доброй порки
Иль топора, которого порок
Боясь, бывает короток и кроток…
Урсула:
Сдаётся мне, вина тебе довольно.
Плюш:
Доволен ли своею я виной?
Виновен я иль нет в своём довольстве?..
Падает набок.
Адаманта:
Надрался, как обычно…
Кармелот:
Пусть лежит.
Не лезет драться – и на том спасибо.
(Продолжает, обращаясь к Борею)
Я знать хочу: что делать нам теперь?
Коль труппа не отыщет мецената,
Достаточно богатого, чтоб зиму
Под крышей мы могли бы провести,
То так и будем мы, стуча зубами,
Спать на земле и небом укрываться
Да шарить по курятникам пейзанским.
А мне уже не девятнадцать лет –
Скакать через заборы от погони
И утром с носа отдирать сосульки.
Глаза открыв, я видеть потолок
Хочу; не слишком дерзкое желанье?
Горячий суп и хлеб не плесневелый –
Не слишком ли я многого прошу?
Как долго нам ещё терпеть лишенья?
Урсула:
До самой смерти, надо полагать.
На чудо лишь осталось уповать…
Tags: Моя графомания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments