lady_gavrosh (lady_gavrosh) wrote,
lady_gavrosh
lady_gavrosh

Categories:

"Король-лирник". Акт третий, продолжение 7

Сцена освещается. На ней – всё, как описывала Дина: трон на ступеньках под балдахином, алтарь с короной, стражники, придворные и жрецы. Труппа Борея сбилась в кучку у левой кулисы, Титус стоит у правой кулисы.
Пантомима коронации. Дина всё время нашёптывает Лирнику на ухо, рассказывая о происходящем. С колосников сыплются лепестки роз.
Подходя к трону, Гордия внезапно пошатывается и опускается на ступеньку. Тревожные возгласы среди придворных. Титус и стражники бросаются помочь королеве, но Иппокрита оказывается возле неё первой.
Все прочь! Всем отойти! Моя сестра
Сейчас опомнится; избыток чувств
Привёл её к сознанья помраченью…
(В сторону)
Как быстро на неё влияет яд!
Старуха в двери целый час скреблась,
Покуда навсегда не замолчала…
Гордия (слабым голосом):
Ты о какой старухе говоришь?
Иппокрита (тихо):
Ты помнишь о пророчице проклятой?
Ты помнишь предсказания её?
Что замуж ты пойдёшь за чужеземца
И будешь жить с ним счастливо и долго,
А я закончу жизнь в монастыре.
Так вот: не будет этого, не жди!
Одна из нас освоила вполне
Змеиное искусство выжиданья
И быстрого броска; она займёт
Отцовский трон и насладится властью.
А кто-то, так мечтавший править, будет
В могиле гнить; и что тому виной?
Булавка с василисковой слюной.
Гордия:
Сестрица, подколодная гадюка!
Предателям… девятый круг… в аду…
Падает. Всеобщее замешательство, сдавленные крики ужаса. Иппокрита хладнокровно снимает и бросает поверх лежащего тела свою траурную мантилью, подбирает упавшую корону.
Иппокрита (громко, властно):
Мою мужеподобную сестру
Сгубила её собственная злоба.
Возьмите тело, унесите прочь
И закопайте где-нибудь без шума.
Титус:
Как – закопать? В уме ли вы, принцесса?
Иппокрита:
Она виновна в смерти короля.
Теперь, за жизнь свою не опасаясь,
Могу я миру истину поведать.
Сестра давно уж грезила о власти,
Но наш отец препятствием ей был –
Желал её насильно замуж выдать
За жирного бретонского дофина.
Тогда она купила у цыганки
Фиал с заморским приворотным зельем
И тайно Брутусу пять капель в кубок
Добавила отравы колдовской!
С тех пор в своём любовном наважденьи
Любую прихоть и приказ её
Он был готов безропотно исполнить.
И Брутусу сестра пообещала:
Как только полновластной королевой
Она взойдёт на трон, осыпан будет
Влюблённый фаворит её и златом,
И ласками, о коих мне, девице,
При людях даже стыдно говорить.
Безумие любовное его
Опутало невидимою сетью,
И Брутус на охоте королевской,
Сумев момент удобный улучить,
Нанёс отцу предательский удар,
Разрезал на куски и в море бросил!..
Ропот и возгласы ужаса среди придворных.
Вернувшись с окровавленным клинком
К любовнице своей, бедняга думал,
Что он награду жаркую получит, –
Но у сестры был замысел иной.
Увидев, что грозит убийце пытка,
Она опередила палача,
Любовнику загнав кинжал под рёбра,
Чтоб тайну он унёс с собой в могилу.
О, у неё поставлена рука
На долгих упражненьях фехтовальных!
Вот так сестра расчистила себе
К короне путь, не брезгуя злодейством.
(Сквозь слёзы)
А бедный Брутус, страстью ослеплённый,
Без погребенья брошен был в лесу,
И волки его кости растащили!..
Титус (бесстрастно):
Воистину ужасное деянье.
Простите мне, принцесса, эту дерзость, –
Но как могли узнать вы и откуда,
Чтó сделал Брутус с телом короля?
Иппокрита:
Сама сестра, с охоты воротившись,
Мне рассказала под большим секретом
И пригрозила: если проболтаюсь,
То и меня судьба такая ждёт.
Все эти дни я в постоянном страхе
Жила, молясь богам и днём и ночью, –
И вот они услышали меня,
Злодейку покарав за шаг от трона!
Титус:
Пред смертью Брутус говорил иное.
И щегольским кинжальчиком его
Разделать человеческое тело,
В крови не замаравшись, невозможно.
Меж тем его брабантские манжеты
Ни пятнышка, ни капли не несли…
Иппокрита (прерывая Титуса, гневно):
Ты смеешь обвинять меня во лжи,
Когда прохлопал заговор под носом?!
Презренный мавр, ты недостоин быть
Хранителем печати королевской.
Когда б не прежние твои заслуги,
Болтаться бы тебе меж зубьев башни
На виселице – выше, чем Аман.
Но я сегодня милостива буду
И потому тебя приговорю
Всего лишь к вековечному изгнанью.
Всё, чем владеешь, отойдёт в казну.
А сам ты не позднее, чем сегодня,
Страну покинешь. Первый же корабль,
Который в страны Магриба идёт,
Вернёт тебя в привычную пустыню.
Иссушит ли тебя там солнце злое
Иль скорпионы закусают насмерть,
Или какое кочевое племя
Тебя захватит в рабство и продаст –
Мне до того нет никакого дела.
Прочь с глаз моих. Ты более никто.
(Стражникам, указывая на труппу Борея)
А всем фиглярам, без различья пола
И возраста – по дюжине плетей
И посадить в подвал на хлеб и воду.
Потом решу, как с ними поступить.
Стражники делают шаг вперёд.
Tags: Моя графомания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments