lady_gavrosh (lady_gavrosh) wrote,
lady_gavrosh
lady_gavrosh

Categories:

"Король-лирник". Акт третий, продолжение 8

Борей:
СТОЯТЬ НА МЕСТЕ!!!..
Все застывают в неоконченных позах. Шум прибоя стихает. Гробовая тишина.
…Видимо, пора
Расставить точки в некоторых буквах.
Никто и пальцем никого не тронет.
(Быстрыми шагами подходит и забирает у Иппокриты корону.)
Она заклята Мерлином самим
И на челе любого самозванца
Тотчас же раскалится докрасна.
Не так ли, Титус?
Титус:
Так.
Дина:
Борей, не надо!
Борей:
Родная, время истины пришло.
Я не предполагал, что так случится;
Но коль случилось – мне судьба велит
Отбросить маску: слишком долго я
Её носил и слишком долго думал,
Что мне удастся долга избежать,
Для коего я был рождён когда-то…
Надевает корону. Пауза. Ничего не происходит.
Кармелот:
Да чтоб вовек мне не видать аншлага!
Плюш:
Да чтоб навек мне трезвенником стать!
Адаманта:
Да чтоб мне жить в приюте Магдалины!
Урсула:
Да чтоб мне роль на сцене позабыть!
Дина (тоскливо):
Борей, зачем?..
Борей:
Я Габриэль, родная.
Наследник трона этого законный.
Потрясённые возгласы среди придворных. Вой колёсной лиры, на которой вразнобой нажали несколько клавиш. Лирник оседает на пол; Дина подхватывает его.
Лирник (задыхаясь):
Мои глаза! Глаза мои!! О боги,
Зачем не вижу я его сейчас?!
Проклятая старуха… предсказанье…
Мельком оглянувшись на Лирника и Дину, все остальные ближе подступают к принцу.
Борей (Титусу):
Я столько лет оплакивал тебя,
Мой старый друг, наставник и советник,
А ты по мне скорбел с родными вместе, –
Ужели не обнимемся теперь? (Раскрывает объятия.)
Титус (не двигаясь с места):
Похоже, ты и вправду порождён
От королевской крови; но меня
Ещё одолевает червь сомненья.
Хотя я ликовать хочу и должен –
Но, как Фома призвал свои персты
В свидетели бесстрастные, иначе
Не смог бы никогда поверить в чудо, –
Так я сейчас прошу, боясь отказа:
Развей сомненья наши, лицедей:
Скажи о том, чего никто не знает,
За исключеньем истинного принца!
Венец не лжёт. Но дай нам убедиться!!
Борей (подумав):
За круглой башней, возле голубятни,
Под самой крышей – малая каморка.
Я в детстве там немало дней провёл,
Когда за шалости бывал наказан,
И там гвоздём, от скуки, на стене
Рисунок нацарапал необычный:
Бегущий мёртвой лошади скелет.
Он не сбежал спустя пятнадцать лет?
Иппокрита (в сторону):
Каморка со скелетом на стене?!
О боги, там же…
(Громко):
Лжец и самозванец!
Не знаю, что за фокус ты явил
С короной нашей; за кощунство это
Тебя четвертовать немедля стоит!
Эй, взять его! Приказываю я!!
Стражники нерешительно переглядываются, не двигаясь с места.
Борей:
Здесь есть кому приказы отдавать.
Остынь, сестрица, или ты в постели
Уже не жабу дохлую найдёшь,
А кое-что похуже. Слушай молча.
(Поворачиваясь к Титусу)
Ты помнишь, Титус, как перед сраженьем
Решил ты принца уберечь и спрятать
И, несмотря на все мои проклятья,
Меня в канатном ящике закрыл?
А каково мне было там сидеть
И чувствовать себя трусливой крысой?!
Когда замок я смог расковырять
И выскочил на палубу – я там
Попал как будто в сердцевину ада,
В безжалостную, дикую резню!
Я видел отсечённую главу,
Что в небо укоризненно смотрела;
Я слышал, как визжал бедняга кок,
В живот крюком пронзённый абордажным;
Я помню запах пороха и крови –
Железом пахнет пролитая кровь,
И ноги в ней скользят… Пятнадцать лет
В ночных кошмарах я всё это видел
И не забуду до последних дней.
Титус:
Я тоже. Как в живых ты смог остаться?
По нам от борта дали залп ружейный,
И больше я не помню ничего.
Борей:
Ты оказался между мной и залпом,
И, видя, как ты падаешь, я мстить
Рванулся – и полёг бы там же, верно.
Но тут одно случайное ядро
Попало прямо в основанье грота,
И крови, ни своей и ни чужой,
Пролить уже я не успел; меня
Смахнуло в воду падающей мачтой,
Лишь чудом голову не размозжив.
А после были трое суток в море,
О коих я рассказывал друзьям…
(Кивает в сторону труппы)
И выплыл я нагим на дикий берег,
Без имени, без титула и крова,
И начал всё с нуля. За эти годы
Испил я чашу полную скитаний,
Как ты когда-то в юности своей.
Титус:
Зачем же ты не возвратился сразу?
О, знал бы ты, как по тебе скорбели
Родители несчастные твои!
Зачем ты их подверг напрасным мукам?
Борей:
За это я отвечу пред богами.
Но думаю, что матушке с отцом,
Смотрящим на меня с небес высоких,
Ни ранее, ни ныне и ни впредь
Причин не будет за меня стыдиться…
Иппокрита:
С очей моих упала пелена!
Дай обниму тебя, любимый братец!
Как можно было сразу не узнать
Сей гордый профиль, и глаза, и стать?!
Tags: Моя графомания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments