"Король-лирник". Акт третий, продолжение 3

Верхняя часть сцены погружается в темноту, освещается нижняя. Покои Гордии. Принцесса, уже одетая для коронации, сидит возле холодного камина. Титус стоит, облокотившись на каминную полку. Рядом – небольшой столик с гобеленовой скатертью и канделябром на полдюжины свечей.
Гордия:
Я отвратительна сама себе.
Как я могла так страшно обмануться?
Как я могла ничтожеству поверить?
Имею ли я право на корону,
Иль лучше сразу в монастырь уйти,
Как было мне предсказано сивиллой?
Титус:
Принцесса, бичеваться бесполезно.
Что сделано, то сделано, увы.
Хоть вы насквозь себе проешьте печень –
Минувшего и боги не исправят.
Сейчас вам надлежит смотреть вперёд,
Куда вас долг наследницы зовёт…
Collapse )
Collapse )

"Король-лирник". Акт третий, продолжение 2

Нижняя часть сцены погружается в темноту. Освещается пространство под колосниками: серая черепичная крыша с каминными трубами и слуховыми окошками, примыкающая к круглой башне. Возле одной из труб сидят Шут и Трубочист. На выступе трубы – оплетённая бутыль и остатки закуски.
Шут:
Я отродясь так высоко не лазил!
Посмотришь вниз – и люди словно мухи;
Посмотришь вверх – нет края небесам!
Наверное, вот так взирают боги
На суету толпы ничтожных смертных…
(Прикладывается к бутыли; затем, утерев губы, передаёт её Трубочисту)
…Но я бы всю амброзию Олимпа
Не променял на славное вино!..
Collapse )
Collapse )
Collapse )

"Король-лирник". Акт третий, продолжение 1

Борей:
Сюда я прибыл из далёких стран
Лишь нынче на рассвете… Погоди;
Сказал ты «кенотаф»? Там нету тела?
Каменотёс:
Из этих трёх камней лишь под одним
Найдутся кости. Принца Габриэля
Давным-давно забрал к себе Нептун
В подводные холодные чертоги,
А короля – его телохранитель
Зарезал на охоте, говорят,
Да как-то так искусно тело спрятал,
Что и поныне не смогли найти.
Убийцу-то прикончила принцесса –
Она у нас деваха боевая, –
Но вышло так, что опустевший трон,
Опричь неё, занять никто не может.
Чего-то мы дождёмся? Отродясь
У нас корону бабы не носили!
Collapse )
Collapse )
Collapse )

"Король-лирник". Акт третий, начало

На авансцене появляется Шут, уныло волоча за собой посох. С противоположной стороны входит Трубочист с орудиями своего ремесла.
Трубочист (всматриваясь из-под руки в зал):
Ого, народу сколько собралось!
Ещё и траур толком не объявлен,
А замок уж на табор стал похож.
Шут:
Сегодня коронация принцессы.
Ты пропустил бы зрелище такое?
Кто раньше замечал её едва,
Сейчас толпятся у неё в передней,
Улыбки и поклоны расточая.
Весь цвет страны сюда собрался нынче,
Чтоб королеве на глаза попасть:
Польстить или с прожектом обратиться,
Подать прошенье, службу предложить…
Весь замок сверху донизу жужжит.
Collapse )

Collapse )
Collapse )

"Король-лирник". Акт второй, продолжение 7

Старик:
Проклятье тех, кто мною был обманут,
Чрез сорок лет такой упало карой?
О, если бы я мог предупредить
Себя, двадцатилетнего!.. Увы!
Любовный пыл всегда сильней рассудка!
Но дочери… Особенно меньшая…
Должно, моя супруга на траве
В саду однажды в полдень прикорнула,
А в лоно ей гадюка заползла!..
Collapse )
Collapse )
Collapse )

"Король-лирник". Акт второй, продолжение 7

Урсула (подбирая миску, Борею):
Ты что-то про возмездье говорил?
Пока не поздно, можно передумать.
Борей:
Всё сказанное остаётся в силе.
Я от решенья пятиться не стану.
(Старику)
Я знаю, как влечёт и манит власть
Иллюзией всесилия своею, –
Но есть изнанка у её плаща,
Которую не сразу замечают.
Когда верховной власти кто достиг
И был помазан благовонным миром –
Свободы он лишается навеки,
Как узник, в каземате заточённый.
Он вправе судьбы подданных решать:
Судить, казнить, возвысить и низвергнуть,
Осыпать золотом, отправить в ссылку…
Кармелот (подхватывает в тон):
…В глазах дворян и простолюдья быть
Наместником богов, благих и грозных,
Решенья коих смертным не постичь…
Collapse )
Collapse )
Collapse )

"Король-лирник". Акт второй, продолжение 6

Старик:
Спасибо вам, достойные матроны.
Признаться, я давно уж позабыл,
Чтó значит ввериться заботе женской…
Урсула (подталкивая Адаманту локтем):
Слыхала? Ты – достойная матрона!
Адаманта прыскает со смеху.
Как хорошо, что после похорон
Поношенное Клавдиево платье
Старьевщикам тогда не сторговали!
Смотри – в плечах и ростом он как раз:
Ни подшивать, ни отпускать не надо…
Collapse )
Collapse )
Collapse )

"Король-лирник". Акт второй, продолжение 5

Урсула и Адаманта поворачивают трон спиной к залу. Остальные актёры берут по музыкальному инструменту и становятся в ряд, загораживая происходящее от зрителей. За их спинами и за спинкой трона угадываются некие манипуляции. Пару раз Урсула бегает в кибитку, что-то оттуда принося.
Борей:
Пока они там трудятся вдвоём,
Давайте-ка мы «Зимнюю» споём!..
(Поёт)
Край крыши скалится на всех
Рядами ледяных клыков,
Охотник кутается в мех
Добытых осенью волков,
Висит луна в морозной мгле,
Хребты у лошадей в снегу,
Позёмка мчится по земле,
(Хором)
И сыч кричит: пугу! пугу!
Collapse )
Collapse )
Collapse )

"Король-лирник". Акт второй, продолжение 4

Урсула (жестом подозвав Борея, тихо):
На чáек наша Дина зря грешит.
Здесь человек жестокий постарался
С ножом иль шилом. Месть ли то была
Иль что иное – нам не доискаться,
Пока он сам поведать не захочет.
Борей (помолчав, сквозь зубы):
Я воздух клятвой сотрясать не буду –
Но отыщу того, кто старика
Безжалостно лишил дневного света,
И долг верну с процентами, иначе
Злодейство без возмездия повиснет,
Как пьеса не доигранная.
Урсула:
Как
С преступником ты расквитаться сможешь?
Вдруг это кто-нибудь из сильных мира,
Которому ничто закон людской?
Хвалился чижик на кота восстать –
А после было перьев не сыскать…
Collapse )
Collapse )
Collapse )