"Король-лирник". Акт второй, продолжение 4

Урсула (жестом подозвав Борея, тихо):
На чáек наша Дина зря грешит.
Здесь человек жестокий постарался
С ножом иль шилом. Месть ли то была
Иль что иное – нам не доискаться,
Пока он сам поведать не захочет.
Борей (помолчав, сквозь зубы):
Я воздух клятвой сотрясать не буду –
Но отыщу того, кто старика
Безжалостно лишил дневного света,
И долг верну с процентами, иначе
Злодейство без возмездия повиснет,
Как пьеса не доигранная.
Урсула:
Как
С преступником ты расквитаться сможешь?
Вдруг это кто-нибудь из сильных мира,
Которому ничто закон людской?
Хвалился чижик на кота восстать –
А после было перьев не сыскать…
Collapse )
Collapse )
Collapse )

"Король-лирник". Акт второй, продолжение 3

Борей:
Боюсь я, что корзина с чудесами
Иссякла даже у богов бессмертных.
Никто из темноты сюда не выйдет
И не подарит кошелёк со златом;
В пыли дорожной мы алмаз не сыщем
И в море не наловим жемчугов.
(Обращаясь к Кармелоту)
Смотри, мой друг, в глаза суровой правде:
Вот балаган облезлый на колёсах
Пожитки наши жалкие хранит,
А вот мы сами. Месяц не прошёл,
Как Клавдия, беднягу, схоронили –
А он держал нам весь репертуар.
И Розалинда, сценою наскучив,
Пошла в наложницы к торговцу шёлком,
А трое перебежчиков коварных
Переметнулись к труппе из Милана, –
Считай, уж полтеатра расточилось.
Что мы поставить можем вшестером?
Адаманта (беспокойно озирается):
А кстати, скромница-то наша где?
Стирать бельё она давно ушла.
Стемнело; ей пора бы возвратиться.
Уж не случилось ли чего дурного?
Голос Дины из-за кулис:
Не падай, дедушка. Ещё чуть-чуть
Осталось – и ты сможешь отдохнуть…
Collapse )
Collapse )
Collapse )

"Король-лирник". Акт второй, продолжение 2

Борей:
А знаете, порою говорят,
Когда богов терпенье на исходе,
Тогда они на смертных насылают
Грозу, и бурю, и сильнейший ливень –
Чтоб перед мощью грозною стихии
Дрожали мы в ничтожестве своём.
Такой свирепой, долгой непогоды
Здесь не припомнят даже старики.
Семь дней подряд так буря бушевала,
Как будто небо гневалось на землю
За злодеянья жителей её.
Урсула (покосившись на Адаманту):
Да, кое-кто здесь много нагрешил.
Collapse )
Collapse )
Collapse )

"Король-лирник". Акт второй, продолжение 1

Кармелот:
А в этом неотёсанном краю
Попали мы уже в другую крайность:
Здесь публика приучена глазеть
На ярмарочных грубых скоморохов,
Где шутки чем разнузданней, тем лучше.
Истории про глупых рогоносцев,
Про жён распутных и воришек ловких,
А также про монахов-сластолюбцев
В раблезианском мясо-сальном стиле;
Пинки под зад и задранные юбки,
Ночной сосуд, на голову надетый,
Упавшие не вовремя штаны –
Тут обожают зрелища такие.
А коль ещё пустить погромче ветры –
Вот это будет истинный триумф!..
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )

"Король-лирник". Акт второй, начало

На авансцене появляются Кармелот и Дина. Кармелот несёт за плечом тощий мешок, из которого торчат куриные лапы, у Дины в руке узелок с бельём.
Кармелот (Дине, показывая в зал):
Ты только посмотри на эти рожи!
Таких я даже в «Глобусе» не видел,
А уж на что там публика пестра.
Дина:
Потише говори! Они услышат.
Кармелот:
Так что ж? Для этого они и здесь.
Для этого они платили деньги –
Чтоб посмотреть на нас и чтоб послушать,
Какую ахинею мы несём.
Эх, девочка! Я тёртый лицедей,
С дублёной шкурой, толстой, как у вепря,
А ты в актёрках без году неделя.
Теперь послушай добрый мой совет:
Коль ты пошла на сцену – привыкай,
Что будешь привлекать к себе вниманье,
Что все тебя от головы до пят
Осмотрят и оценят беспощадно,
Как на невольничьем алжирском рынке.
На сцене никому нельзя укрыться,
И зал, тысячеокий этот Аргус,
Заметит каждый взгляд и каждый жест.
(Почёсывает зад)
Проклятая блоха опять кусает…
Collapse )

Collapse )
Collapse )

"Король-лирник". Акт первый, окончание

Ты сам себя, убийца, нынче выдал.
Готовься умереть на колесе.
Брутус (безуспешно пытаясь высвободиться):
Несправедливо будет, если я
На колесо отправлюсь в одиночку!
Я был кинжалом, но клинок не сам
Пронзает плоть – его в руке сжимают,
А руку направляет злая воля.
Сказать ли, чья? Поверишь ли ты мне?
А если и поверишь, хватит духу
В палаческие руки выдать тех,
Кто знатностью тебя намного выше?!!
Вбегает Гордия.
Collapse )
Collapse )
Collapse )

"Король-лирник". Акт первый, продолжение 8

Возгласы ужаса. Придворные, ловчие и слуги начинают собираться вокруг.
Услышьте все, как это получилось:
Оленя гнали мы, как вдруг король
С тропы свернул и поскакал сквозь чащу;
Не слыша зова и поводья бросив,
Бессвязные он песни распевал
И, хохоча, махал вокруг руками,
Как будто мельница под буйным ветром.
Безумье всадника передалось
Коню; он, словно бешеный, понёсся
И скрылся из виду; я их догнать
Никак не мог, и лишь на берегу
Издалека вновь короля увидел –
Он морю штормовому песню пел,
На оклики мои не отзываясь.
Collapse )
Collapse )

"Король-лирник". Акт первый, продолжение 7

Обе принцессы, завернувшись в плащи и накинув капюшоны, уходят со сцены. Свет снова переносится на Короля и Брутуса.
Брутус (поигрывая кинжалом):
Ну что, старик? Как сказочка тебе?
Готов ли ты сейчас к забаве смертной?

Collapse )

Collapse )

Collapse )

"Король-лирник". Акт первый, продолжение 7

Вся сцена погружается в темноту, кроме одного кинжального луча, падающего на левую фигуру. Та сбрасывает капюшон и плащ. Это Гордия в длинной, до пят, белой сорочке и с распущенными волосами.
Гордия (сомнамбулически):
Зачем паденьем это называют?
Я словно среди звёзд сейчас летала,
Как будто пара крыльев соколиных
Меня носила под небесным сводом,
И ангелы бросались врассыпную…
Collapse )
Collapse )
Collapse )

"Король-лирник". Акт первый, продолжение 6

Из шатра выходит Король в охотничьем костюме.
Король (потягиваясь):
Кровь застоявшуюся разогнать
Давно пора мне было; в этот час
Я предвкушаю добрую погоню
Острей, чем пылкий кавалер – свиданье.
В седле я юным чувствую себя!..
Брутус (тихо):
Простите, ваша милость; у меня
Есть дело, что не терпит отлагательств.
Мой долг – предостеречь вас от измены.
Король:
О чём ты?
Брутус:
Накануне я случайно
Подслушал потаённую беседу
Вельмож высокородных и узнал:
Они на вас готовят покушенье!
Collapse )

Collapse )
Collapse )