Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Ползайте "Почтой России"!

Вчера, придя домой, выгребла из почтового ящика обычный ворох макулатурной рекламы, среди которой неожиданно попался конверт. Ну, не то чтобы неожиданно - я знала, что письмо это было отправлено из населённого пункта, отстоящего от меня на 90 километров.
Фишка в том, что на конверте стоял штемпель "20 мая".
90 километров письмо шло 135 дней. Вероятно, то и дело останавливаясь вздремнуть, перекусить и понюхать ромашки, как тот паровозик. Преодолевая в среднем около 28 метров в час. Примерно к середине июля оно уже потеряло актуальность, но упорно, как черепаха на нерест, шло к своей цели.
Упорство, конечно, восхищает. К тому же из всемирной истории и классической литературы я знаю, что иные письма шли и дольше - особенно отправленные в бутылке через океан.
Пойду перечитывать роман сэра Терри Пратчетта "Опочтарение" и набрасывать эскизы будущего логотипа "Почты России". Не решила ещё только, кого предложить сей организации в качестве тотемного животного - упомянутую черепаху, улитку или ленивца из "Зверополиса".  

"Король-лирник". Акт второй, продолжение 4

Урсула (жестом подозвав Борея, тихо):
На чáек наша Дина зря грешит.
Здесь человек жестокий постарался
С ножом иль шилом. Месть ли то была
Иль что иное – нам не доискаться,
Пока он сам поведать не захочет.
Борей (помолчав, сквозь зубы):
Я воздух клятвой сотрясать не буду –
Но отыщу того, кто старика
Безжалостно лишил дневного света,
И долг верну с процентами, иначе
Злодейство без возмездия повиснет,
Как пьеса не доигранная.
Урсула:
Как
С преступником ты расквитаться сможешь?
Вдруг это кто-нибудь из сильных мира,
Которому ничто закон людской?
Хвалился чижик на кота восстать –
А после было перьев не сыскать…
Collapse )
Collapse )
Collapse )

Лёгких путей не ищем, но иногда на них застреваем

Два дня подряд мельчайший снег шёл во все стороны одновременно. Броуновское движение снежных молекул накрыло город, пробочный индекс качался от 9 (город стоит) до 6 (длинные пробки), но 6 – это только там, где только что прошла снегоуборочная техника. Пешеходы продирались сквозь белую падаль мрачно, нагнув головы, как отчаянные золотоискатели на Юконе.
Потом всё стихло. Автомобильные дороги разгребли, а народ протоптал новые тропки поверх засыпанных – в соответствии с оптимальной пешеходной логистикой.
Однако есть… хм… отдельные нестандартные экземпляры, которым и дорожные правила не писаны, и логистика пофиг, и даже на логику плевать – они прутся напрямик через снежную целину, тонкий лёд и всяческие буераки, заставляя МЧС нервно дёргать глазом. (Вижу, вы уже вспомнили пару-тройку случаев.)
Несколько лет назад, когда зима была особенно снежной, пришлось и мне побывать в роли спасателя. Иду это я на автопилоте в родную редакцию, никого не трогаю, мысленно примус починяю, как вдруг из окружающего эфира доносится слабый крик:
- Спасиииите…
Collapse )

Цивилизационная норма

Сейчас пробиваюсь сквозь толщу романа «Сёгун» (то и дело морщась на качество перевода). Игры японских престолов, кроме всего прочего, интересны тем, как искрят мозги у европейского человека при столкновении с обществом, построенным на совершенно иных принципах. Буквально физически ощущаешь, как шатаются и рушатся представления о правильном, привычном и допустимом – даже если человек не совсем тёмный и дикий, обошёл с флотом вокруг света и повидал многое.
Чего стоит одна только сцена первого мытья! Представитель западной цивилизации образца 1600 года брыкается и орёт: «Не трожьте меня, проклятые макаки! Все культурные люди знают, что мыться опасно для здоровья! Я от вашей бани заболею и сдохну!!..»
«Макаки», впрочем, невзирая на вопли, скрутили его и вымыли насильно. Чтоб дикий варвар не вонял на приличных, цивилизованных людей.
Collapse )

Пивная ванна и другие удовольствия

Среди недели я спохватилась, что у меня на даче комары не кормлены. Непорядок. Зная, что призраки истощённых насекомых будут тревожить совесть, пришлось задвинуть редакционные проекты в угол до следующей недели и сорваться в путь.
На даче меня встретило не только ликующее жужжание гнуса, но и радостные рожи вытянувшихся, отожравшихся сорняков. Тепличные условия почему-то не впечатлили культурную огородину – та, как и подобает интеллигенции, кисло восприняла объективную реальность и завязи делает, словно большое одолжение. (Ну, кроме клубники – этой оказалось в изобилии.) А вот осот, пырей и мокрец, как гопота, растеклись по всему участку и нагло лыбились прямо в глаза: «Ну и чо ты с нами сделаешь?..»
А вот чо, сказала я. Надысь был мне вещий сон, и видала я вас всех в компостной куче. Порубленными в капусту и морально разлагающимися.
За следующие два дня, проведённых в известной «позе дачника», в упомянутую кучу было вынесено тринадцать плотно утрамбованных вёдер биомассы. Не скажу, что огород был вылизан до блеска, но хотя бы стал выглядеть прилично…
                                                               *         *         *
Collapse )
Collapse )

Охота на циклопов

В первый день июня у нас зима, ударив руками об полы, вскричала: «Охти мне, старой, совсем запамятовала!» - и кинулась напоследок выбивать небесные перины. Градусник съёжился до нуля; дачный народ спрятал купальники, надел стёганые куртки и начал закрывать рассаду старыми пододеяльниками и прочим тряпьём. Высунувшуюся было картошку затолкали обратно в землю и приказали сидеть тихо.
После этого оставалось только сидеть в доме безвылазно, подбрасывать в печку дровишки да наводить ревизию в завалах старых журналов.
Ревизия оказалась с сюрпризом. Обнаружилось несколько книг, считавшихся утерянными, и в их числе – библиографическая редкость: труд академика Ивана Правдина «Рассказ о жизни рыб». С изломанной от старости обложкой, многочисленными  иллюстрациями и моими собственноручными маргиналиями в виде детских «каля-маля» на полях (а иногда и поверх текста).
Знай я тогда, какую роль эта книжка в моей жизни сыграет, я бы обращалась с ней более почтительно. Но что взять с мелкого, неграмотного и невежественного ребёнка?
Когда малевать на страницах и пробовать их на разрыв надоедало, я ходила за бабушкой хвостом, требуя знаний: «А это какая рыба? А это какая рыба?..» Бабушка, замороченная домашним хозяйством, вначале терпеливо отвечала, а потом решила, что проще меня раз и навсегда обучить грамоте.
Покойный академик-ихтиолог и не подозревал, что на самом деле писал не научно-популярную книжку, а букварь для меня.
Но это так, присказка.
                                                               *         *         *
Collapse )
                                                            Collapse )
Collapse )

Прожорливый зверь

Носки отличаются исключительной наглостью. Чуть только за ними не уследишь - они уже расползлись из шкафа и начинают попадаться в самых неожиданных местах. Добро бы скромно ховались где-нибудь за диваном и оттуда благоухали; нет, им непременно надо встать посреди комнаты и, нагло подбоченясь, таращиться тебе прямо в глаза: "Ну и чё ты со мной сделаешь?.." Гопники какие-то, а не предмет одежды.
Но и на них есть управа. Ночной кошмар любого носка, о котором он, содрогаясь, рассказывает непослушным носчатам, а у тех непроизвольно слабеют резинки.Collapse )

Топырка, жлукто и рубель

Ага, испугались названия?!! Не бойтесь, всё это - не ругательства, а названия вполне конкретных, очень полезных когда-то в хозяйстве предметов.
У бабушки в сарае долго валялась деревяшка, назначения которой я никак не могла понять. Представьте себе палку, на торец которой набито что-то вроде маленькой табуретки: плоская сидушка, на которой и кошка едва бы уместилась, и четыре коротеньких ножки вразнотык. Диковинный инструмент долго оставался загадкой (спросить напрямую как-то всё не выпадало случая). Пока мне однажды на YouTube не попался мини-сериал от BBC "Викторианская ферма" - о буколической жизни в Англии XIX века. Когда сельский труд только-только начал механизироваться, о стиральных порошках ещё понятия не имели, а о стиральных машинах - тем более. А на сельском приволье и при работе с землёй и скотиной одежда пачкается будь здоров! Так что банно-прачечный день превращался в целую сагу с прологом и эпилогом.
Тогда-то и прояснилось, для чего нужна деревянная топырка.
Collapse )
Collapse )
 

Усы в проруби

Опять над городом ползут вислобрюхие тучи, опять небо трясёт мокрую перину. Барометр переживает эпоху упадка, пенка на кофе не держится, и даже у картофельного пюре вид какой-то подавленный. Самое время вспомнить о чём-нибудь весёлом.
Collapse )
Collapse )